Об изменении ФИО ребенка

Ранее я писал статью о перемене имени по собственному желанию. Однако, в связи с участившимися вопросами в настоящей статье остановлюсь именно на теме об изменении ФИО ребенка после расторжения брака его родителей. Кроме того, подобное дело рассматривалось Ленинским районным судом г. Краснодара и дошло до Верховного Суда РФ, который решил защитить прежде всего интересы ребенка от негативного отношения родителей друг к другу, разъяснив в каких случаях учитывается мнение отца на смену фамилии несовершеннолетнего, а в каких не учитывается.

Синицина обратилась с иском в Ленинский районный суд г. Краснодара к Шестакову об изменении ФИО ребенка, аргументировав свои доводы тем, что отец ребенка не участвует в воспитании обоих детей, которые даже сами не хотят видеть родного отца. Спрашивать согласие Шестакова на смену фамилии детей Синицина не хотела, а сразу направилась в опеку с данным вопросом. Там Синицина рассказала, что является матерью двух несовершеннолетних детей (Ольга и Николай), которые  после расторжения брака проживают с матерью. Она показала решение суда о том, что Шестаков обязан уплачивать алименты, а так же судебным решением определен порядок общения отца с детьми.

Требования об изменении ФИО ребенка основаны на том, что с супругом они прожили шесть лет, Шестаков устраивает постоянные ссоры, скандалы, занимается рукоприкладством, дети не хотят общения с отцом, боятся его и в кругу друзей и знакомых представляются фамилией матери, а сына в кругу семьи вообще называют другим именем, к которому он привык и считает себя Виктором, а не Николаем. По этим причинам Синицина просила изменить фамилии и отчества детям, а сыну еще и имя.

Ленинским районным судом г. Краснодара была назначена судебная психологическая экспертиза в отношении детей, которая высказала мнение в заключении об изменении ФИО ребенка (каждого) и имени второго ребенка, сочла это возможным. Однако заключение эксперта не содержит мнение о целесообразности изменения ФИО ребенка, поскольку данный вопрос не входит в компетенцию эксперта-психолога. Так же экспертом отмечено, что дети в силу своего возраста и умственного развития еще не могут выработать мнение к смене ФИО, осознать последствия этого выбора, поэтому по большей части принимают мнение матери и руководствуются им.

Ленинским районным судом г. Краснодара частично удовлетворены исковые требования Синициной. Детям изменены фамилии, а сыну изменено имя. Апелляционная инстанция Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда поддержала мнение суда первой инстанции, оставив решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу Шестакова – без удовлетворения. Тогда Шестаков обратился в кассационную инстанцию, и дело передали в Верховный Суд РФ, который нашел основания для отмены судебных постановлений.

Верховным судом РФ отмечено, что в соответствии с действующим законодательством об изменении ФИО ребенка без учета мнения второго родителя воможно в следующих случаях:

при невозможности установления места нахождения родителя, что подтверждается справкой из органов внутренних дел о розыске гражданина, 
при лишении его родительских прав — на основании решения суда, 
при признании его недееспособным — на основании  решения  суда, 
в случаях уклонения  родителя без уважительных причин  от  воспитания  и содержания ребенка, что может быть подтверждено заявлениями о розыске алиментоплательщика, документами органов внутренних дел о возбуждении уголовного дела о злостном уклонении от уплаты алиментов, приговором суда по такому делу и другими доказательствами.

Статья 59 Семейного кодекса РФ указывает об изменении ФИО ребенка с согласия обоих родителей. А если родители не проживают вместе, то вопрос об изменении ФИО ребенка решается органом опеки с учетом, прежде всего, интересов самого ребенка и с учетом мнения второго родителя. Так же родителю, заинтересованному в изменении персональных данных ребенка необходимо доказать необходимость данных изменений. «Таким образом, учет мнения второго родителя обязателен, а для преодоления его возражения об изменении фамилии и имени несовершеннолетнего ребенка, необходимо привести такие аргументы, которые будут свидетельствовать о необходимости совершения указанных действий в интересах детей, которым в силу пункта 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка уделяется первоочередное внимание», отметил Верховный Суд РФ в своем определении.

При рассмотрении дела кассационной инстанцией установлено, что Шестаков платит алименты на содержание детей, а так же несет частично и дополнительные расходы, родительских прав не лишен, недееспособным не признан, продолжал после расторжения брака интересоваться детьми. В свою очередь Синицина в обоснование необходимости смены персональных данных детей указала на то, что это позволит детям справиться с психологическим кризисом, а воспрепятствование в этом со стороны их отца вредит несовершеннолетним. Шестаков же пояснял, что исковые требования об изменении ФИО ребенка и имени второго ребенка связаны с неприязненным отношением Синициной к ответчику, сложившимся в ходе конфликтных ситуаций, злоупотреблением родительским правом, настраиванием детей против отца.

Вынося решение об удовлетворении исковых требований Ленинский районный суд г. Краснодара, с которым согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что такие изменения отвечают интересам несовершеннолетних детей. Между тем, данный вывод суда не мотивирован и ничем не подтвержден решил Верховный Суд РФ. В основу решения суда положено заключение судебной психологической экспертизы, но не решен вопрос целесообразности изменения данных детей. Так же не учтено, что Синицина не исполняла решение суда о порядке общения отца с детьми и даже была привлечена к административной ответственности по данному факту. Таким образом, решение Ленинского районного суда г. Краснодара  и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Кнопки социальных закладок!